Рубрика «Плисецкий Герман»

Полное собрание стихов Германа Плисецкого.

Герман Плисецкий — Кустари

Им истина светила до зари в сыром углу, в чахоточном подвале. Шли на толкучку утром кустари и за бесценок душу продавали. У перекупщиков был острый глаз. Был спрос на легковесных и проворных. Бездарный, но могущественный класс желал иметь талантливых придворных. И тот, кто половчей, и тот, кто мог, – тот вскоре ездил в золотой карете. …

Герман Плисецкий — Евгению Рейну

Твой город опустел. И Петр, и Павл из-за реки грозят кому-то шпилем. Державный призрак потонул, пропал, приливный шквал сменился полным штилем. Все отлетели. Отошли. Тоска. Так в смертный час уходит дух из тела. Но и моя кипучая Москва вся выкипела. Тоже опустела. Виденья обступают и меня. Они все ярче, чтобы не забыли. Гораздо ярче нынешнего …

Герман Плисецкий — Памяти друга

Прости меня, доктор, что я задержался на юге, у моря, лакая вино, шашлыки уминая. Что я не явился с цветами к твоей овдовевшей подруге, прости меня, Додик! Я плачу, тебя поминая. Должно быть, мы взяли рубеж – перевал от восхода к закату. Теперь мы, как волжская дельта – отдельные мелкие реки. Всё меньше друзей, составлявших …

Герман Плисецкий — Царь Николай по городу гулял…

Царь Николай по городу гулял. Таилась в отдалении охрана. Он в Летний сад входил. Но вот что странно: никто из-за решеток не стрелял! Царь Александр освободил крестьян. Он в целом всех Романовых полезней. Но как назло из всех щелей полезли герой, бомбометатель и смутьян. 1990 Другие стихотворения писателя Герман Плисецкий — Кустари Герман Плисецкий — …

Герман Плисецкий — Памяти Пастернака

Поэты, побочные дети России! Вас с чёрного хода всегда выносили. На кладбище старом с косыми крестами крестились неграмотные крестьяне. Теснились родные жалкою горсткой в Тарханах, как в тридцать седьмом в Святогорском. А я – посторонний, заплаканный юнкер, у края могилы застывший по струнке. Я плачу, я слёз не стыжусь и не прячу, хотя от стыда …

Герман Плисецкий — Уйти в разряд небритых лиц…

Уйти в разряд небритых лиц от розовых передовиц, от голубых перворазрядниц. С утра. В одну из чёрных пятниц. Уйти – не оправдать надежд, и у пивных ларьков, промеж на пену дующих сограждан, лет двадцать или двадцать пять величественно простоять, неспешно утоляя жажду. Ведь мы не юноши уже. Пора подумать о душе – не всё же …

Герман Плисецкий — Париж

Мне подарили старый план Парижа. Я город этот знаю, как Москву. Настанет время — я его увижу: мне эта мысль приставлена к виску. Вы признавались в чувствах к городам? Вы душу их почувствовать умели? Косые тени бросил Notre-Dame на узкие арбатские панели… ……………………………… Настанет время — я его увижу. Я чемодан в дорогу уложу и: …

Герман Плисецкий — На тахте, в полунощной отчизне…

На тахте, в полунощной отчизне, я лежал посередине жизни. В возрасте Христа лежал, бессонный, в комнате, над миром вознесенной. Там, внизу, всю ночь, забывши Бога, содрогалась в ужасе дорога. Скорых поездов сквозные смерчи налетали, словно весть о смерти. Ничего не зная про разлуку, женщина спала, откинув руку. В эту ночь, часу примерно в третьем, я …

Герман Плисецкий — Ты отомстила мне в гробу…

Ты отомстила мне в гробу за все обиды и измены. Темна лицом, как кровь из вены, лежала, закусив губу. Я сильно сдал за этот год, что провалялся по больницам. Так брошенный тощает кот и тени собственной боится. Я превратился в старика: усохли мышцы, грудь запала, и не дается мне строка, забыв, как весело давала. Колдунья! …

Герман Плисецкий — Мы обменялись городами…

Мы обменялись городами, Где мы любили, голодали, Нуждались, путались в долгах; Где атмосферою дышали Единственной на этом шаре; Где мы летали в облаках. Хватай такси в отчизне новой, Влезай в расшатанный трамвай, На гаревом кольце Садовой Воспоминания вдыхай. И я дареными глазами Взгляну на город неродной; На Невском подавлюсь слезами При виде женщины одной. Скачите, …

Герман Плисецкий — Труба

В Госцирке львы рычали. На Цветном цветы склонялись к утреннему рынку. Никто из нас не думал про Неглинку, подземную, укрытую в бетон. Все думали о чём-нибудь ином. Цветная жизнь поверхностна, как шар, как праздничный, готовый лопнуть шарик. А там, в трубе, река вслепую шарит и каплет мгла из вертикальных шахт… Когда на город рушатся дожди …

Герман Плисецкий — Памяти Джона Ф. Кеннеди

Газеты проданы. В них всё объяснено. В учебном складе верхнее окно старательно кружком обведено. Стрелой показан путь автомобиля. А из кружка, похожего на нуль – прямой пунктир трассирующих пуль… «О, Господи! Они его убили!» И этот одинокий женский вскрик звучит уже отдельно от газеты, звучит над ухом, словно рядом где-то он сам собой из воздуха …

Герман Плисецкий — Сонечка из-за канала…

Сонечка из-за канала носовым платком махала. Мальчик шел — случайный зритель. Ехал царь-освободитель и погиб с бомбистом вместе. Мальчик был убит на месте. Первомартовская шутка, от которой как-то жутко. 1990 Другие стихотворения писателя Герман Плисецкий — Кустари Герман Плисецкий — Евгению Рейну Герман Плисецкий — Памяти друга Герман Плисецкий — Царь Николай по городу гулял… …

Герман Плисецкий — Песня Молотова

Антипартийный был я человек, я презирал ревизиониста Тито, а Тито оказался лучше всех, с ним на лосей охотился Никита. Сильны мы были, как не знаю кто, ходил я в габардиновом костюме, А Сталин — в коверкотовом пальто, которое достал напротив в ГУМе. Потом он личным культом занемог и власть забрал в мозолистые руки. За что …

Герман Плисецкий — Два века

И прошлый век – ещё не из седых, и нынешнее время – не для нервных: два года роковых – тридцать седьмых, два года смертоносных – сорок первых! А между ними – больше, чем века, спрессовано историей в брикеты: Толстой, и Достоевский, и ЧеКа, дистанция от тройки до ракеты. Оттуда нити тянутся сюда. От их реформ …

Герман Плисецкий — Пребудет тайной для меня…

Пребудет тайной для меня твое предсмертное мгновенье до самого конца творенья, до Судного, надеюсь, дня. Остекленевшие глаза, в которых вечность отразилась, и та последняя слеза, что по щеке твоей скатилась. Какая мысль тебя прожгла в миг одинокого прощанья? Скорей всего, что жизнь прошла, не выполнивши обещанья. Чего от этой шлюхи ждать, коль весь расчет ее …

Герман Плисецкий — Ты не ревнуй меня к словам…

Ты не ревнуй меня к словам, К магическим «тогда» и «там», Которых не застала. Ложится в строфы хорошо Лишь то, что навсегда прошло — Прошло и словом стало. Какой внутриутробный срок У тех или у этих строк, Родители не знают. Слова, которые болят, Поставить точку не велят И в строчку не влезают. Прости меня, что …

Герман Плисецкий — «Националь»

В кафе, где мы с тобой сидели, с утра разжившись четвертным, официантки поседели, сурово стало со спиртным. Что было в нас? Какая сила сильней сбивающего с ног безвременья? Что это было? Сидевший с нами третьим – Бог? Туман на площади Манежной, как будто в Сандунах в парной, и женский образ жизни прежней маячит в нём …

Герман Плисецкий — Дом ЦК

Году, кажись, в тридцать седьмом квартиру дали бате. Отгрохали огромный дом цекистам на Арбате. В квартале старом он стоял с особняками рядом и переулок подавлял гранитной колоннадой. Внизу был нулевой этаж и вестибюль с диваном. Дежурил в вестибюле страж на страх гостям незваным. Мой батя был из работяг. Ему переплатили. Он чувствовал себя в гостях …

Герман Плисецкий — Свернул я, перепутав города…

Свернул я, перепутав города, однажды на Сенатскую с Арбата. Я твердо помню, что спешил куда-то. Но вот вопрос: откуда и куда? Я смутно помню замыслы поэм про доблести, про славу, про победу… Хотелось землю мне, как Архимеду, перевернуть! Но вот вопрос: зачем? К жене спешил я или от жены к возлюбленной, как в зале по …

Герман Плисецкий — Зимняя ночь

Ночами жгло светильник ремесло. Из комнат непротопленных несло. Как мысль тревожная, металось пламя, и, бывшее весь день на заднем плане, предчувствие беды в углу росло. Уехал Пущин. Лёгонький возок скользит сейчас всё дальше на восток, так он, пожалуй, и в Сибирь заедет! Ему сквозь тучи слева месяц светит. Дурны приметы, и мороз жесток. «Пред вечным …

Герман Плисецкий — Второе пришествие

Христос, сошедши с вертолёта, окинул взором рай земной: шоссе, унылые болота, припорошённые зимой. «Отец! – взмолился Он.– Не стоит моих мучений этот рай. Исправь действительность, Историк, историю – переиграй! Не нужно чудного спасенья. Бессмертие – на кой мне ляд? От перегрузок вознесенья у сына косточки болят!» Как и записано в Скрижали, вдали чернел еловый лес, …

Герман Плисецкий — Василий Алексеич

Ты приходил, как вор, в цековский дом в отсутствие родителей партейных, не занятый общественным трудом небритый завсегдатай мест питейных. А в доме том в те годы по ночам стучали в дверь – то далеко, то близко. Но не стрелял никто и не кричал: шла тихая химическая чистка. Перед окном был Кремль. Поверх голов церквей и …

Герман Плисецкий — Кот Кузьма

Накануне катастрофы (да не личной — мировой!) про кота слагаю строфы. Здравствуй, кот сиамский мой! В час ночной, когда не спится, с черной мордою бандит вспрыгнет — и на грудь садится, и в глаза мои глядит. Нет, увы, ни авторучки, ни бумаги для письма. Ни копейки до получки нет в заначке, кот Кузьма. Погасает папироса. …

Стихотворения Германа Плисецкого

1955 Париж 1956 Мама 1957 Дом ЦК 1959 Кустари 1960 Ночная площадь Памяти Пастернака Второе пришествие 1961 Песня Молотова 1962 Прошедшие мимо Памяти бабушки 1963 Мазурка К Вульфу Дорога в Тригорское О стиле 1964 На тахте, в полунощной отчизне… Уйти в разряд небритых лиц… 1965 Труба Зимняя ночь 1967 Памяти Джона Ф. Кеннеди 1968 Ружене …