Рубрика «Попов Валентин»

Полное собрание стихов Валентина Попова.

Валентин Попов — На водопой…

На водопой, а скорей на убой двигались как-то сами собой: какие-то древнейшие ассирийские ядромёты, николаевская мортира волочила лафет, гаубицы, броневики, вездеходы, современная установка суперракет, кайзеровского танка громада, гитлеровская «берта», наполеоновская пушка… И всё это мрачное железное стадо гнала тонкой хворостинкой простоволосая пастушка. 1976 Другие стихотворения писателя Валентин Попов — Бремя Валентин Попов — На Руси …

Валентин Попов — Бремя

Да разве это ноша, разве бремя — самим собою быть в любое время? Трудней всего не быть самим собою: имея тенор, петь пытаться басом, кроту стремиться в небо голубое иль травоядному питаться мясом. Быть сытым, если ближних косит голод, спокойным — если нет вокруг покоя, весёлым — если в трауре весь город. О, господи, мучение …

Валентин Попов — На Руси свобода-анекдот…

На Руси свобода — анекдот, я же не вития с медным зубом, к мятежу не призывал народ, не бунтарил, не бодался с дубом. На заре работы, тихий раб, в руки брал перо, а не дубину, обнимал кустодиевских баб, пил вино и собирал малину. И когда почую смертный час, то без злобы на эпоху злую, я …

Валентин Попов — Две тишины

Вот времена: растёт цена на тишину… Шум вреден, а порой почти смертелен, я говорю не про ревущую волну, небесный гром и белый вой метели. Я говорю про рукотворный шум станков, транзисторов и всяческих орудий, аэродромов и отбойных молотков… А как вас страшно разрушает, люди, шум — сотрясающий над вами потолок, шум — двух базарных клуш, …

Валентин Попов — Человечность

Сам, насажав железные леса и растерявшись, человек заплакал: куда ни глянешь — всюду в небеса поднялись трубы, вышки, нефтебаки. — Не плачь, — сказал я — Видишь, у леска отец в раздумье, а рука ребёнка то гладит латы доброго жука, то — шахматное рыльце жеребёнка. * * * Чтоб человек переменился вдруг — бывает, но …

Валентин Попов — На поминках

Вдова без слёз, без причитания пришла, чтоб все ж хозяйкой быть… Сперва никто не мог молчания нарушить или зашутить. Но кто-то встал и начал с горечью: -Покойник не любил тоски, давайте выпьем за Егорыча… И разогнулись старики, переглянулись со старухами, подняли стопки не спеша и, крякнув, долго сало нюхали, и кто-то молвил: -Хороша! А стопка …

Валентин Попов — Чужие мысли

Чужая голова — потёмки. Но твёрдо верю с давних пор, что наши умные потомки сумеют выдумать прибор, читающий чужие мысли. Я этому, конечно, рад, но вот беда: мне неизвестно — к чему он, этот аппарат, им, как рисунок детский, честным, не знающим, что значит ложь, что значит лесть и в спину нож, что значит ханжество …

Валентин Попов — Как пользоваться планетой

Х р а н и т ь планету в чистом небе надо. Плодить на ней лжецов з а п р е щ е н о. Р а з р е ш е н о Шуметь не громче праздничных салютов. А можно ль по планете громко топать? Да, по планете можно крепко топать хмельной ногой, когда …

Валентин Попов — Кладбище научных истин

Там, где лавром пропахли тени — могилы былых Заблуждений. Теоремы, Доктрины, Догматы — выбиты золотом даты рождения их и краха. И — никто не тревожит праха. Там, где ивы плакучей листья — тихие холмики истин. Холмики чаще разрыты, откинуты ветхие плиты. Яма — где спало слово, открытие, мысли тело. Могильщик ворчит: «Надоело зарывать и откапывать …

Валентин Попов — Разговор с бездомной собакой

Неба чёрный наждак, звёзды холодно светят, за окном тополиная ветка бела. С каждым годом всё меньше во мне междометий, всё печальней глядеть на себя в зеркала. Речь дана мне и в голову разум заложен, а тебе выражать свои мысли хвостом. Милый зверь, невзирая на нашу несхожесть, мы с тобой одинаково кончим — умрём. Спи, свернувшись …

Валентин Попов — Песенка о хитреце

Кому — златая безделушка, кому — на лацкан орденок, а мне милее бражки кружка — я очень хитрый мужичок. И если я почую — крышка, опустошу мой кошелёк, куплю бутылочку винишка — я очень хитрый мужичок. Кому-то власть в Кремле иль в Банке, круиз на запад иль восток. Мы пьём с соседкой возле баньки — …

Валентин Попов — Погода

Скоро будет зной, потом — морозы… Укротители стихий, цари природы — приближённо делаем прогнозы, но ещё не делаем погоды. И хотя мы, в общем-то, могучи и порою видим дальше горизонта, но зависимы от вздорной тучи и не можем никуда пойти без зонта. И не можем полежать на пляже, отменяем все туристские походы, посещаемость театров даже, …

Валентин Попов — Ведь кто-то…

Ведь кто-то поджигал под Серветом хворост. Ведь кто-то вырезал звезду на коже коммуниста. Ведь кто-то в дни безнаказанных убийств, в ребёнка целясь, нажимал курок. Ведь кто-то в голод сытно гладил гладкую жену. …Когда я был глупей и мог из всякой точки сделать запятую, и мог на ветер жаловаться ветру, рассказам верил больше, чем молчанью, в …

Валентин Попов — У искусства

Пришли смотреть, как создаётся фильм? Зачем? Здесь потный труд и праздник тяжкий… Стул оседлавши, режиссёр в подтяжках кричит, что принесён не тот графин, ругается с помрежом капельмейстер, унёс банкетку мебельщик в «карман», рояль не в фокусе, а фикус не на месте, исчез гримёр, обивщик полупьян. А тот, что потрясал людские души, покуда не настал его …

Валентин Попов — Тугое ухо

Сыграла на озёрной глади щука и снова тихо в камышах и выше… То ль сам оглох, то ль мир лишился звука — прильни к земле и если не услышишь сквозь свист весёлой соловьиной спевки, сквозь трепет крыльев мушки-однодневки, сквозь писк девичьей молнии-застёжки — как содрогается саванна от бомбёжки, как извергается вулкан: и зло, и глухо …

Валентин Попов — Автопортрет в шляпе

Он падал странно — снизу вверх, сам, то Пегас, то стойло, влюблялся в женщин только в тех, что ничего не стоили. Он был высок, но с виду мал, женясь, взял в жёны муху и девочкою называл столетнюю старуху. Ценил он проигрыш в борьбе, ходил на лыжах летом и ездил только на себе, платя другим за …

Валентин Попов — Два черкеса в шелковых рубахах…

Два черкеса в шелковых рубахах будто с неба прыгнули на круг, и о землю вдарили папахи, и колени выкинули вдруг. Засмеялся бубен — вызов брошен, засияли карие зрачки, круг раздался шире, и в ладоши хлопнули сухие старики. Вот танцоры прыгнули, как бесы, Сжав кинжалы в молодых зубах. Вот на самых цыпочках, черкесы, Проплывают в мягких …

Валентин Попов — Падает снег…

Падает снег… на землю, на чёрный хлеб с земляникой, на немятые травы… В них дроздёнок упал из гнезда. И я — грубый, ещё не любимый никем, кроме мамы, привыкший к запахам кедра, бензина, махорки, к ароматам больших бараков, где цветут по ночам портянки… Иду по тайге и не знаю — чьё сердце так часто за …

Валентин Попов — Смерть жирафа

На решётке висела табличка: где пойман, что ест, и кличка. Но он ничего не ел. Лежал и печально глядел красивым цыганским глазом на сено, сухие веники (вспоминалась, наверно, туманно — саванна…). Совещались мудрые медики: чего ему не хватает — белков, жиров, углеводов? При вскрытии обнаружилось, Что ему не хватало свободы. Впрочем, врачи назвали это иначе …

Валентин Попов — Вечное

Дикарь пещер палеолита не мог представить современный город, автобус или телевизор… Так я представить не могу, что будет через тыщу лет, но верю — проснётся ночью человек и станет у окна, на звёзды глядя, тоскуя, как дикарь палеолита по девушке из кварцевой пещеры, из-за которой он убил бизона… И создал звуки «Аппассионаты»… Чуть не сгорел …

Валентин Попов — Страх перед финкой…

Страх перед финкой и пред вожаком — ну кто ж с подобным чувством незнаком… Я с этим злом борьбы не вижу средства, но вовсе не сторонник тех идей, что это всё недавних лет наследство, когда борзых меняли на людей. Всмотритесь в череп австралопитека, вглядитесь в полукаменный скелет — вон, на костях- братоубийства след ещё доисторического …

Валентин Попов — Пусть физика не ищет смысла…

Пусть физика не ищет смысла в страстях и бурях естества, но и страстями правят числа переодетые в слова. И в книжном, вымышленном мире царит не произвол ума. Не меньше алгебры в Шекспире, чем в уравнении Ферма. Четвёртый век оно дурачит машины счётные и нас. Так и художник — озадачит, а доказательства не даст. И может …

Валентин Попов — Ну какой из меня охотник…

Ну какой из меня охотник… Взяв ружьишко с прикладом рыжим, Я в карельской тайге сегодня Ранним утром иду на лыжах. Спит земля под седым одеялом, Ей зелёные сны ещё снятся. Солнце низко в стволах застряло И никак не может подняться. Посветлело в хвойных хоромах, Тёмный снег становится синим. До весны от холодной дрёмы Не проснутся …

Валентин Попов — Вы не протянули мне руку…

Вы не протянули мне руку — и тогда я сорвался в пропасть. Но, как видите, не разбился… Испытал и любовь, и разлуку, написал стихотворений пропасть, нарисовал рисунков груду, не богат, да дети одеты. И всё ж я злопамятным буду: когда вы оступитесь где-то, закричите, в страхе цепляясь над бездной, — я услышу, я не железный …

Валентин Попов — Как проста пустота…

Как проста пустота, где одна кривизна тишины: ни веществ, ни существ, ни меж ними войны… В микроскоп поглядите на каплю воды — там моря и миры, и бойня частиц, катастроф и каплетрясений следы, море — в капле воды, солнце — в искре огня. Погляди в микроскоп на частицу меня. Сколько их в небольшом человечьем мозгу? …